Документы и воспоминания

I. Документы опубликованные в печати:

Документы и воспоминания публикуются с сохранением орфографии и пунктуации подлинников. В случае неправильного написания названия населённого пункта, в скобках даётся уточнение автора.

Документ № 1

Доклад делегата  всероссийского съезда советов Холмогорова С.И. комиссару внутренних дел о политическом положении на Ижевском заводе.

                                                                                                         23 июля 1918 г.

  1. Значение Ижевского оружейного завода для Советской республики.

На Ижевском оружейном заводе работает до 30 тыс. рабочих. На заводе главным образом вырабатываются винтовки и запасные части к ним и доделывается последний наряд 3-й шрапнели. Выпуск винтовок (ежедневный) от 400 до 1200 шт. [В]снабжении этого рода оружием Советской Республики Ижевский завод является чуть ли не единственным, кроме разве Тульского завода, который в свою очередь вряд ли является надежным источником для республики по снабжению ее 3-линейными винтовками, во-первых, потому, что значительную часть разных принадлежностей и частей в полуготовом и готовом виде для Тульского завода вырабатывается Ижевским заводом; во-вторых, (по имеющимся у нас сведениям) туда в сильной степени затруднена доставка топлива и сырья, почему завод на некоторое время был даже закрыт.

Из всего выше изложенного видно, какое огромное значение имеет Ижевский завод для Советской республики в это революционное боевое время, являясь по своему значению громадным орудием в руках пролетариата в мертвой схватке с его буржуазией и империализмом.

  1. Политическое положение в Ижевском заводе и во всей Вятской губ.

До и во время, а также и некоторое время после Октябрьской революции Ижевский завод является могучей революционной цитаделью для всей Вятской губ. Ижевский Совдеп взял в свои руки власть раньше, чем это было сделано в центре (Москва, Петербург), в 20 числах октября. С этого момента начинается самая упорная борьба за Советскую власть и [в]ближайших городах и селах за осуществление Советской власти при прямом участии Ижевского Совдепа, например, в Воткинский завод, г. Сарапул, Вятку и Елабугу посылались не только идейные работники, но и вооруженная сила, пока, наконец, во всей губернии не перешла целиком вся власть Советам (январь 1918 соз[дана] Сов[етская]власть в г. Вятке)

Во время октябрьского переворота на заводе работало около 40  тыс. рабочих. С октябрьского же переворота идет усиленное увольнение рабочих главным образом приезжего элемента (рабочие завода по своему материальному положению разделяются на две основные группы: пролетариат, в полном смысле этого слова, и мелкий собственник – мелкий буржуа).

 В первую группу входят приезжие рабочие главным образом опролетарившееся крестьянство и часть местных бедняков-рабочих, эти, кроме своих рук, ничего не имеют; вторую группу составляют главным образом местные рабочие-собственники, имеющие свои дома, покосные лесные наделы, наличные сбережения денег и занимающие привилегированные должности на заводе, к ним примыкают окрестные богатые  крестьяне, работающие на заводе и в то же время имеющие сельское хозяйство.

Процентное отношение в октябрьский переворот было между первой и второй группой 60% и 40%. И вот, чем больше увольнялось рабочих с завода, с одной стороны, и, с другой, чем больше из самого завода стягивалось рабочих — революционных работников – на общественно-политическую работу и, наоборот, чем больше возвращалось на завод оставшихся не у дел шептунов – правых эсеров и меньшевиков, тем заметнее менялось настроение рабочих масс в пользу правых. Это ясно определилось уже в февральских перевыборах Совета (до этого в Совете правых эсеров не было, а меньшевиков было 4-5 из общего числа Совета – 220 чел.).

Здесь уже в одно время меньшевики даже сумели одержать успех, но руководящую роль скоро заняли опять коммунисты. К этому времени на заводе работало до 35 тыс. чел. Процентное отношение между указанными мною группами первой и второй приблизительно было такое: 50% и 50%.

Значительный процент вошедших в Совет правых оказал свое влияние и на работу Совета. Она пошла не так уверенно и с колебаниями, в чем значительную роль также играли и беспартийные. Их было до одной трети Совета.

Увольнение рабочих продолжается тем же темпом дальше. Правые элементы все прочнее и прочнее свивают себе гнездо в рабочих массах главным образом во второй группе и части темной бессознательной бедноты.

В мае месяце назначаются новые перевыборы Совета. К этому времени на заводе остается около 30 тыс. рабочих; процентное отношение между основными группами уже приблизительно такое – 40% первой и 60% второй. Выборы в Совет идут очень вяло, голосует не более 20% всего числа рабочих. В Совет, наконец, избрано около 170 чел., абсолютное большинство проходят именующие себя беспартийными. Коммунистов проходит всего 22 чел. На первом же заседании правые одерживают победу. Советом принимается резолюция за Учредительное собрание, заготовленная комитетом партии правых эсеров. В результате коммунисты покидают зал заседания с мотивированным заявлением, сущность которого сводится к тому, что участия в работах этого состава они принимать не будут, а, следовательно, будут бороться с ними всеми имеющимися в их распоряжении средствами.

После некоторых колебаний покидает зал заседания и часть беспартийных. Оставшаяся часть Совета в конце концов объявляет себя неправомочной и распускается, в то же время просит старый состав исполнительного комитета продолжать работу, хотя он и не думал бросать ее.

Назначаются новые перевыборы Советов в июне месяце с.г. К концу перевыборов я уезжаю на V Всероссийский съезд Совдепа, но уже имеющиеся данные о перевыборах показывают, что Совет собирается правый, опять-таки с абсолютным  большинством так называемых беспартийных. Так оно и вышло: по предварительным полученным мною сведениям, Совет оказался правый. Председателем Совета и исполнительного комитета избран правый эсер некто Бузанов – член учредилки. Товарищем председателя – меньшевик Михайлов – член земской управы. Принята резолюция за восстановление местного земского самоуправления и, наконец, послан на Всероссийский съезд Совдепов (V) меньшевик Астраханцев – член бывшей Государственной думы. (К началу опоздал и приехал лишь 6-го июля). Все эти сведения мною получены до 10-го июля, что произошло после – сведений не получал.

  1. Заключение

Из всего доклада видно, что если не обратить серьезного внимания на Ижевский завод, он может представлять из себя серьезную угрозу Советской республике по следующим основным причинам:

  • Распределение вырабатываемого оружия на заводе, по данной из центра инструкции, находится исключительно в ведении Совета, а следовательно, попадает в руки правых эсеров и меньшевиков;
  • Забрав распределение его в свои руки, они могут не только вооружить этим оружием контрреволюционеров Ижевского завода, но и снабжать им и другие белогвардейские банды;
  • Могут нарушить окончательно тем или другим способами производство винтовок на заводе;
  • Свив прочное гнездо в Ижевске, они могут создать там базу для контрреволюции, откуда будут распространяться их действия по всей Вятской губ., как только, конечно, представится случай.

Чтобы своевременно избежать вышеуказанной угрозы, центральной власти необходимо обратить самое серьезное внимание на Ижевский завод и принять срочные меры в этом направлении, так как местная Коммунистическая партия располагает очень слабой реальной и еще слабее политической идейной силой. В данное время и в среде мелкобуржуазной массы она не в силах справиться самостоятельно с надвинувшейся угрозой.

Примечание: о всем вышеизложенном в свое время надлежащие высшие власти информировались или через посредство телеграфа, или через посредство делегаций, но, видимо, должного внимания обращено не было. Теперь я еще раз считаю долгом довести до сведения о вышеизложенном Комиссариату Внутренних дел.

Бывший товарищ председателя Ижевского Совдепа и член V-го Всероссийского Совета. 1918 г. 23 июля.

ЦГАОР, ф. 393, оп. 3, д. 133, лл. 61-62. Заверенная копия.

Цитируется по: Удмуртия в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. Сборник документов. Часть I.Удмуртское книжное издательство, Ижевск, 1960, стр. 66-69.

Документ № 2

Телеграмма члена Коллегии особых поручений при Вятском губернском военном комиссариате Азина В.М.

  «Из Ижевска. Подана 20 июля. Губвоенкому Малыгину. Из Ижевска сегодня высланы два орудия в полной боевой готовности, сто красноармейцев. Инспекция выезжает в Уржум. Адъютант Азин».

 Цитируется по: Шумилов Е.Ф. Загадка «железного» начдива: Краеведческий детектив. Ижевск: Удмуртия, 1989. — стр. 41.

Документ №3

Приказ войскам армии об усилении войск, действующих против ижевских мятежников и должностных назначениях.

№ 25, г. Сарапул                                                                             15 августа 1918 г.

  1. Мензелинской группе под командой т. Митюшкина немедленно выступить на Гольяны и поступить в распоряжение члена Высшей военной инспекции т. Антонова, оперирующего с отрядом против ижевских мятежников.
  2. Войскам т. Чеверёва и лёгкой батарее т. Лудань немедленно погрузится в эшелон и направиться на ст. Агрыз для участия в операции против Ижевска, где оперирует группа т. Иванова. Общее командование всей этой группой возлагается на т. Чеверёва.
  3. Вследствие образования ижевского фронта и героической гибели начальника левой группы 2 армии командира 4 Московского продовольственного полка т. Латогурского командование войсками левой группы, включая и сарапульский гарнизон, возлагается на т. Шванского. В штаб левой группы назначаются: в качестве ближайшего помощника и заместителя т. Шванского т. Чернядьев, начальником штаба т. Купчунас и по заведованию снабжением тт. С. Иванов и В. Коврайский, по оперативной части тт. Крымов и Дьяконов. В распоряжение командующего левой группой поступают отряды т. Деткина, группа т. Бронникова, весь сарапульский гарнизон, отряд матросов комиссара Зубкова, Камбарская рабочая дружина, Елабужский отряд под командованием  т. Замятина, 3 рота Бирского полка, боевое судно «Товарищ», два понтона с артиллерией и артиллерийский взвод, прибывший из Перми в полной боевой готовности.
  1. Исполняющим должность начальника штаба 2 армии назначается т. Кольческий.
  2. Начальником передвижения войск 2 армии назначается т. Галкин.
  3. Начальником инженерной части 2 армии назначается т. Калашников.
  4. Всем отделам снабжения армии и санитарному отделу впредь до особого распоряжения оставаться в Сарапуле.
  5. Тов. Шванскому предписывается предложить многим тысячам красноармейцев, боевиков, партийным и советским работникам, размещенным на баржах и параходах, с оружием в руках немедленно организоваться в войсковые части и следовать на позиции. Не желающих исполнять свой долг перед Советской Республикой немедленно разоружать, прекратить выдачи денежного интендантского и другого рода довольствия и во всех отношениях поступать с ними как с частными лицами, не имеющими ничего общего с советскими войсками.

Командующий 2 армией                                                                Политический комиссар

Восточного фронта Блохин                                                                     Котомкин

                                   Начальник штаба А. Кольчевский

ЦГАСА, ф. 169, оп. 1, д. 396, л. 17. Копия.

Публикуется по: 2 армия в боях за освобождение Прикамья и Приуралья. 1918 – 1919. Документы. – Устинов: Удмуртия, 1987. стр. 37.

Документ №4

Приказ

Ижевской Народной Армии 24 августа 1918 года №15 г. Ижевск.

Параграф 1

Командирам рот немедленно приступить к разбивке рот в следующем порядке: Роту разбить на 4 взвода, взвод на 2 отделения, каждое отделение на 4 звена. Назначить командиров взводов, отделений и старших в звене. Выбрать каптенармуса, помощника каптенармуса и артельщика. В каждую роту старшим врачом будут назначено по 4 санитара с одними носилками, которые всюду должны следовать за ротой и довольствоваться из общего котла.

 Параграф 2

Обязанности руководителей и ротного комитета. Командир роты есть руководитель солдат Народной Армии, состоящих в его роте. Он управляет вверенной ему частью и несет ответственность за всё во всех отношениях. Он обязан знать каждого солдата своей роты. Всегда должен иметь самые точные сведения о числе солдат, как по списку, так и на  лицо. Причём проверять правильность распределения между взводами нарядов солдат на службу и на работу, следить за за строгим соблюдением очереди и за правильным ведением отчётности по нарядам. Он обязан проверять наличность роты по уходу из Ижевска, по прибытии на фронт и по возвращению с фронта в Ижевск и об изменениях доносить Инспектору пехотных частей, который будет доводить об этом до сведения Управления завода. Командиры рот, прибывшие с фронта на отдых, обязаны являться с докладом в Штаб армии и Инспектору пехотных частей, дабы последний мог планомерно сменять части.

 Параграф 3

Командир взвода обязан знать всех солдат своего взвода по имени и фамилии, какую должность каждый исполняет и их способности. Он отвечает за внутренний порядок своего взвода. Обязан строго соблюдать правильность распределения нарядов между солдатами взвода и вести список нарядам. Осматривать оружие и всё имущество взвода.

 Параграф 4

 Отделённый командир несет ответственность за внутренний порядок своего отделения и всецело помогает командиру взвода.

 Параграф 5

Всем хозяйством роты управляет ротный Комитет, состоящий из 4-х выборных ротой человек, Председателя, Секретаря и 2-х членов, по одному человеку от взвода, ближайшие его помощники: каптенармус, помощник каптенармуса и артельщик.

 Параграф 6

Ротный Комитет обязан иметь постоянную заботу о своевременном получении и раздаче солдатам всего положенного для них довольствия, наблюдая чтобы пища и хлеб были отличного качества. Обязан заботиться о сохранении здоровья солдат. Комитет контролирует каптенармуса, помощника каптенармуса и артельщика, улаживает всякие конфликты между солдатами.

 Параграф 7

Каптенармус заведует ротным имуществом и провиантским довольствием роты. На обязанности его лежит: приём, хранение, выдача амуничных вещей, провианта, топлива и осветительных припасов. Он заведует ротным цейхгаузом, печением хлеба, ведёт ротную табель, опись ротного имущества и хлебную книжку. Он несёт ответственность за исправность хранящихся вещей.

 Параграф 8

Помощник каптенармуса непосредственно заведует оружием и всеми к оному принадлежностями. Он принимает, хранит и выдаёт оружие, патроны, материалы для смазки оружия, а также ведёт правильную точную отчётность за этими предметами.

 Параграф 9

Ротный артельщик заведует артельным хозяйством роты, на обязанности его лежит: а) хранение и расходование вверенного ему казённого имущества. б) закупка на получаемые от командира роты деньги необходимых для роты припасов или приём их из Интендантства и т.д., и вообще своевременное доставление кашеварам всего необходимого для приготовления пищи солдатам роты. в) закупка нужных предметов на хозяйственные надобности. г) Ведение полной отчётности находящимся у него на руках деньгам, припасам и имуществу. Во время пребывания роты на фронте артельщик должен сам приезжать в Ижевск за получением продуктов.

 Параграф 10

Кроме вышепоименованных лиц следует назначить взводных раздатчиков, для раздачи предметов довольствия и писаря для ведения переписки.

Командующий войсками Федичкин

За Начальника штаба (подпись)

Председатель союза фронтовиков Солдатов

Газета «Ижевский защитник». 30 августа 1918 г.

Публикуется по: Ижевско-Воткинское восстание. 1918 г.М.: «Посев», 2000. стр. 33 — 35.

Документ №5

Из доклада председателя военно-следственной комиссии Реввоенсовету 2 армии об обстоятельствах поражения отряда армии в бою за пристань Галево и отступление частей вниз по р. Каме 21 – 24 августа 1918 г.

21 сентября 1918 г.

 … 21 августа штаб 2 армии во главе с т. Блохиным переезжает в Вятские поляны. Для руководства операциями против Ижевска создается Военный совет ижевско-воткинского направления. 21 и 22 августа Военсовет производит учет воинских частей г. Сарапула с тем, чтобы собрать все возможное и послать в Гольяны на подкрепление действующего там отряда т. Антонова (член Высшей военной инспекции при т. Механошине) и попытаться очистить пристань Галево от белых. Сделать это было необходимо, чтобы открыть путь на Пермь и двинуть на Сарапул застрявшую в Осе баржу с патронами и снарядами.

Выясняется, что боеспособных частей, могущих быть брошенными против Ижевска, в Сарапуле нет. Всё же 22-го к вечеру т. Антонов и член Военсовета Кузьмин уезжают в Гольяны со Ржевским кавалерийским отрядом (60 человек). Перед отъездом т. Антонов был поставлен в известность о только что полученной телеграмме т. Берзина о посылке из Перми пароходами для совместной операции против Воткинска отряда в 600 штыков с двумя пушками и броневиком. В телеграмме указывалось место высадки отряда для установления с ним связи. 23 августа т. Антонов делает самостоятельное наступление на Галево, встречается там с крупными силами противника и терпит полное поражение. Вечером 23 августа, после переговоров с ним, Военсовет отдает распоряжение частям, стоящим в Гольянах, отступить на Сарапул для следования вниз по Каме. 24 августа днем отряд т. Антонову, но способствовавший его поражению под Галево, еще ранее самостоятельно снялся с Гольян и прибыл в Сарапул…

Председатель военно-следственной комиссии при РВС 2 армии Н. Соколов

ЦГАСА, ф. 169, оп. 1, д. 10, л. 6. Подлинник.

Публикуется по: 2 армия в боях за освобождение Прикамья и Приуралья. 1918 – 1919. Документы. – Устинов: Удмуртия, 1987. стр. 43-44.

Документ №6

Из оперативно–политической сводки главнокомандующего войсками учредительного собрания Прикамского края о положении на Юго-Западном фронте.

 14 сентября 1918 г.

а) Юго-Западный фронт: Наступление наших войск на железную дорогу было произведено одновременно на ст. Пычас и от ст. Саркуз и Люги. На ст. Пычас нами захвачено: 6 вагонов ржи, 3 кавалерийских лошади с седлами, 6 винтовок, 4 шашки, 1 телеграфный и 3 телефонные аппарата; уничтожено между ст. Сюгинской и Уромом 4 железнодорожных моста. Между ст. Саркуз и Люга в направлении к Вятским Полянам нашим отрядом уничтожен мост. Наступление на с. Вавож сводным партизанским отрядом было произведено 10-го числа с такой стремительностью, что противник бежал в паническом ужасе, оставив нам в виде трофеев: большое количество 3-х дюймовых снарядов, 3 походные кухни, пулеметные ленты и прочее. Из отряда противника в 320 человек отступило всего лишь 60 или 70; остальные бежали из Вавожа без одежды, в нижнем белье переправляясь вплавь через Валу. В бою убит командующий отрядом красноармейцев Горелов. [Горелов А.Н. выехал из села поздно вечером до начала наступления восставших на село — М.И.]  Дух войск бодрый и уверенный в окончательной победе.

Благодаря испорченному пути и занятию нашими войсками нескольких станций железной дороги, красноармейцы в районе Агрыза являются отрезанными как от линии железной дороги, так и от реки Вятки.

На остальных фронтах Ижевской армии – без перемен.

Штаб главнокомандующего войсками Учредительного собрания Прикамского края.

ЦГА УР, ф. 223, оп. 1, д. 3, л. 3

Цитируется по: Хрестоматия по истории Удмуртии. В 2 томах. Том 2. Документы и материалы. 1917-2007. – Ижевск/ Комитет по делам архивов при Правительстве УР, 2007.

Документ №7

28 сентября 1918 года

Телеграмма

Вятские Поляны                                                     Военно Революционному Совету 2 армии

Доношу, что 27 сентября высланный баталион пехоты и орудие конное имели бой в деревне Большие Ключи где белые были в составе 2 рот одна из Ижевска рабочие после 2 часового боя Большие Ключи были заняты с небольшими потерями для противника в силу того, что обнаружив свою не устойчивость белые разбежались к дер. Большая Уча в которой у них были силы судя по захваченным документам отряд в составе 6 рот под названием Больше Учинский отряд где они нас встретили с боем после полутора часового боя белые бежали оставив убитыми человек триста по направлению Вавож пехота закрепилась в деревне Б. Уча конница преследовала бежавших в беспорядке по полю лесу и дороге до дер. Березек убегающие безпорядочно белые потеряли много убитых после чего конница возвратилась в Б. Учу.

Бол. Уче выпущены нами из заключения Советские Работники противник из себя представляет банду от 18 до 40 лет население дер. Б. Уча починок Полянский Жикбинский Шадлун  Сунда Уча Токмок Сельвай Уча все мужчины вооружены были чего беспощадно с ними расправлялись рубили как капусту и сжигали. Дороги прескверные одно конное орудие с трудом доставили до Б. Учи. У белых связь не на высоте судя по тому, что две роты бывшие в Б. Ключах выполняли задачу дойти до станции Сюгинской занять её и закрепившись где они должны были соединиться с отрядом Можгинским под командой поручика Уткина который нами 24 сентября разбит на голову в Можге…

…За вчерашний бой трофеев много отбито походная кухня с обедом и винтовок кавалерийских производства 1918 года из обыска убитых и канцелярских дел штаба белых которые я Вам вышлю явствует что патрон у них по 60 на бойца. Во время боя проявил беззаветную храбрость политком Кузьмин который вместе со мной атаковал противника на шашку.

28\IX-18                                                                                                                   Подпись Азин

Рукописный фонд УдНИИ, д. 126, с. 8.

Документ №8

Доклад Ревввоенсовета армии в Реввоенсовет Республики о боевом составе армии и необходимых мерах для ее усиления

№ 265                                                                                                           14 октября 1018 г.

            Войска 2 армии до начала сентября сего года состояли из небольших самостоятельных отрядов, сформированных при уездных и губернских Совдепах, и из маршевых рот продовольственных отрядов. В настоящее время все эти части вместе с прибывшими двумя полками соединены в две дивизии.

            1 сводная дивизия (начальник дивизии Максимов И.Ф.).

            1 бригада (вакансия, за отсутствием командного состава).

            1 сводный пехотный полк (командир полка Крымкин); полк сформирован из 50, 51 и 52 рот продовольственного отряда, из Елабужского и Мензелинского отрядов, их отрядов Анисимова и Никулина. Боевой состав: 10 рот, 1106 штыков, 15 пулемётов; всего людей 1282, лошадей 86.

            2 сводный пехотный полк (командир полка Горелов); полк сформирован из 37, 40 и 53 рот продовольственного отряда, из 1 и 2 рот Вятско-Полянского отряда и из отрядов Савинцева, Крымкина, Елабужского и Ржевского. Боевой состав: 8 рот, 984 штыка, 10 пулемётов; всего людей 1012, лошадей 7.

            2 бригада (вакансия).

1 Смоленский пехотный полк (командир полка Мосинцев); полк назначен Главкомом в армию после взятия Казани. Боевой состав: 9 рот, 1091 штык, 20 пулемётов; всего людей 1160, лошадей 186.

5 сводный пехотный полк (командир полка Сычев); полк составлен из нескольких рот 6 Московского продовольственного полка, прибывшего на фронт в первых числах октября. Боевой состав: 6 рот, 769 штыков, 10 пулемётов; всего людей 880, лошадей нет.

Кавалерийский полк (командир полка вакансия); сформирован из туземной кавалерийской сотни и из конного Казанского отряда. Боевой состав: 2 эскадрона, 253 шашки, 2 пулемёта; всего людей 259, лошадей 255.

Артиллерийская бригада (вакансия).

1 дивизион (вакансия) состоит из 1, 2 3 батарей; формируется из батарей, состоящих в 1 сводном и 1 Смоленском полках. Боевой состав: 3 батареи, 11 лёгких орудий; всего людей 357, лошадей 319.

2дивизион (вакансия) состоит из 4, 5 и 6 батарей; формируется из батарей, состоящих при 2 и 5 сводных пехотных полках. боевой состав: 3 батареи, 9 лёгких орудий; всего людей 195, лошадей 91.

2 сводная дивизия (начальник дивизии Азин).

1 бригада (командир бригады вакансия).

1 Полтавский пехотный полк (командир полка Головко); сформирован из Полтавского батальона, из отрядов Мартьянова, Хохлова, Шайхутдинова и из Мензелинского отряда. Боевой состав: 10 рот, 1224 штыка, 101 сабля, 34 пулемёта; всего людей 1677, лошадей 353.

3 сводный пехотный полк (командир полка Северихин); сформирован из Вятского, Бирского и Чистопольского отрядов и из отряда Мурасина. Боевой состав: 6 рот, 859 штыков, 36 сабель, 32 пулемёта; всего людей 1116, лошадей 218.

4 сводный пехотный полк (командир полка Чеверёв); сформирован из Чеверёвского отряда, 1 и 2 рот Латышского батальона, 8, 9 и 10 рот Московского продовольственного полка и 1 Петроградской продовольственной образцовой дружины. Боевой состав: 9 рот, 1917 штыков, 176 сабель, 32 пулемёта; всего людей 2313, лошадей 360.

Кавалерийский полк (командир полка Турчанинов); боевой состав: 3 эскадрона, 292 шашки, 2 пулемёта; всего людей 351, лошадей 239.

1 дивизион 2 сводной артиллерийской бригады (командир дивизиона Гундорин). Состоит из 1, 2 и 3 батарей; формируется из батарей, бывших в отряде, бывших в отрядах Азина и Чеверёва. Боевой состав: 3 батареи, 10 орудий; всего людей 420, лошадей 310.

Гаубичная батарея. боевой состав: ½ батареи, 2 гаубицы; всего людей 67, лошадей 51.

Из изложенного следует, что во 2 армии состоит 7 пехотных полков, 2 кавалерийских полка, 9 лёгких и 1 гаубичная батареи; полки батареи далеко не полного состава; главным образом недостаёт лошадей, орудий, пулемётов и винтовок. Для доведения уже существующих частей до штата недостаёт 150 пулемётов, 4200 винтовок, 6 орудий, 2 гаубиц и 64 зарядных ящика с лошадьми и запряжками. Немедленное пополнение этих частей крайне необходимо, но оно ещё не даёт армии той силы, которая нужна для выполнения поставленной задачи – ликвидировать восстание на фронте 200 вёрст, отбросить противника и взять Екатеринбург. Для выполнения этих задач надо влить в армию свежие силы в количестве трёх пехотных полков, одного кавполка, трёх лёгких и одной гаубичной батарей. Кроме того, необходимо снабдить артиллерию армии парками (до сих пор нет ни одного парка) и снарядами, особенно к 48-линейным гаубицам, так как за отсутствием снарядов две гаубицы армии принуждены бездействовать.

 Командарм Шорин                                                                          Комиссар П. Штернберг

ЦГАСА, ф. 33987, оп. 1, д. 19, л. 118 — 119. Подлинник.

Публикуется по: 2 армия в боях за освобождение Прикамья и Приуралья. 1918 – 1919. Документы. – Устинов: Удмуртия, 1987. стр. 79-81.

Документ №9

Приказ войскам армии о задачах наступления на Ижевск

№ 200, ст. Агрыз                                                                           3 ноября 1918 г.

 Противник по-прежнему продолжает упорно оборонять Ижевск и местность к юго-востоку и юго-западу от него. Небольшие части группируются в (дер.) Верхний Постол, Якшур-Норья, Большая Норья, Старый Карынбай.

  1. Наша северная группа войск, действуя против Воткинска, удачно ведёт наступление и в данное время занимает дер. Мишкино и Лиственка. На левом берегу Камы 1 сводным полком занято Никольское (Берёзовка). Морская флотилия с успехом борется с лево- и правобережными частями противника севернее Гольян и способствует нашему успеху.

Войскам 2 армии перейти в решительное наступление для окончательного овладения Ижевском. Для чего:

А) Батальону Полтавского полка продолжать упорно удерживать Гольяны, ведя энергичную разведку в направлении грунтовой дороги на Воткинск.

Б) роте мобилизованных моряков прикрыть грунтовую дорогу на Воткинск в районе дер. Студёный Ключ, Казамаска фронтом на Восток и обеспечить действия Смоленско7го полка со стороны Воткинска, и вести разведку в напрвлении железной дороги и дер. Якшур-Шудзя, а равно следить за движением поездов из Воткинска на Ижевск.

В) Смоленскому полку с батареей наступать через Бахилы для завладения Завьяловом со стороны узкоколейки.

Г) Батальону 4 полка составить резерв Смоленского полка и наступать в том же направлении, имея задачей противодействовать противнику нанесению удара Смоленскому полку со стороны Воткинского завода и содействовать овладению Ижевском, 2 мусульманскому полку с полубатареей гаубиц и батареей лёгкой наступать через Верх. Кены, Ниж. Чультем для овладения последним.

Д) 3 сводному полку с батареей гаубиц и 3-дюймовой наступать на с  Старую Венью, Пирогово для завладения последним.

У) Двум батальонам 4 сводного полка с батареей наступать Лудорвай, Шудзя, Кирхнерово для завладения последним.

Ж) 1 советскому полку наступать через Постол, Курегово и содействовать успеху полкам 3 и 4-му при овладении дер. Пирогово и Кирхнерово. 5 и 6 сводные составляют армейский резерв. 1 кавалерийскому полку наступать широкой полосой в промежутке между направлениями Смоленского и мусульманского полков, поддерживая связь между этими полками.

Морской флотилии держать под заградительным огнём район грунтовой дороги Паздеры, Гольяны, не допуская перебрасывать противнику резервов из Воткинска на Ижевск и отражать всякие его попытки наступления против Гольян.

1-й день наступления назначается 6 ноября. В это число приказываю достичь полкам указанных выше рубежей. Входящим в состав армейского резерва выдвинуться: 5 полку на линию Лудорвай, Шудзя и 6 полку – на высоты севернее Юськи.

7 ноября после артиллерийской подготовки атаковать г. Ижевск каждому полку в намеченном направлении.

Артиллерия при овладении рубежей в случае сопротивления противника подготовлять атаку пехоты губительным огнём. Наблюдательные пункты соединить с батареями обязательно телефонами. В боевые цепи послать конных разведчиков для связи. Дробление орудий побатальонно не допускается.

По получению этих директив каждый командир полка на основании полученной задачи вырабатывает свой план действий.

Никакого отступления при выполнении задачи не допускается, какою бы ценой не стоило, но задача на каждый день должна быть выполнена.

Полкам принять все меры к тесной связи между собой при помощи телефонов и конных ординарцев. Непрерывно обмениваться между собой о достигнутых успехах. В Юськах, а по мере продвижения вперёд, и в Старой Венье будут поставлены телеграфные аппараты, куда и доставлять ежедневно к 6 часам вечера все оперативные сводки.

После падения Ижевска ввести усиленные пехотные патрули, которым вменяется обследовать порайонно город, занять телефонные и телеграфные аппараты, почту и банк. В случае обстрела из домов патрулям возвратиться в свои части. Батареи нацелить в город. На самый завод ввести 3 сводный полк, которому и занять все выходы: рабочих удалить и принять меры против порчи станков и взрыва котлов, поставить прочный караул к арсеналу с ружьями. На плотину в тот же час поставить роту с пулемётами и не допускать злоумышленников, порчи её и спуска воды. Все прочие полки в город категорически воспрещаю вводить, так как возможен переход противника в контратаку со стороны Воткинска, а равно и с севера и юго-запада разных банд. Полкам после падения Ижевска точас занять следующий фронт: Смоленскому полку с батальоном 4 полка Якшур-Шудзя, Верхю и НИж. Вожой до р. Позимь исключительно фронтом на Воткинск, ведя разведку в эту сторону и на север.

2 мусульманскому полку от р. Позимь на Динтем-Чабью, Завьялово фронтом на восток. Двум батальонам 4 полка занять поч. Ильинский, Верх. Кены.

6 сводному полку – Игерман, Пазелы фронтом на северо-восток, 5 сводному полку остановится в районе Пирогова, 1 советскому полку – район Шудзя, курегова фронтом на юго-запад, ведя разведку на Люк, Средний Постол, Большая Норья.

3 Пензенскому полку к 6 ноября сосредоточиться в районе Большая Норья и Якшур-Норья фронтом на запад, ведя разведку в направлении Верх. Постол, Нылги-Жикья, Шупичь-Зюмья, Карынбай, и отражать все могущие попытки противника.

1 кавалерийскому полку выслать сильные разъезды на Паздеры, Каменный Ключ, Июльское (Берёзово).

Приказ этот должен быть  известен всем командирам батальонов, командирам батарей, командирам рот и эскадронов.

В момент отдачи приказа войска занимали следующее исходное положение: Полтавский полк – Гольяны, Смоленский и батальон 4 полка – Чепаниха, 2 мусульманский – Верх. Ожмес, 3 сводный полк – Старков Бор, Лудзя, 4 сводный полк – Каравай-Норья, 5 сводный полк – Лудзи-Норья, 1 Советский полк – Якшур-Норья, 6 сводный полк – Пурга, Пензенский полк – в районе Саркуз, 1 сводный полк – на пути в Сарапул, 2 сводный полк –Якшур-Бодья и Вавож, 1 кавалерийский полк – в районе Девятово.

                                                                                                                      Командарм-2 Шорин

ЦГАСА, ф. 169, оп. 1, д. 80, л. 12 — 13. Копия.

Публикуется по: 2 армия в боях за освобождение Прикамья и Приуралья. 1918 – 1919. Документы. – Устинов: Удмуртия, 1987. стр. 92 — 95.

II. Воспоминания из собрания автора сайта:

Документы и воспоминания публикуются с сохранением орфографии и пунктуации подлинников. В некоторых случаях в скобках даётся уточнение автора.

Воспоминание № 1

В 1918 году по поручению областного ревкома Города Казани был уполномоченным по национализации частной собственности зимующих плотов с лесом в затонах реки Камы у города Чистополя и Лаишева. В половине лета я приехал в село Вавож к своему дяде, дома и семьи у меня не было. Не помню месяц, ко мне явилось несколько человек представители ижевского центра, предложили добровольно вступить в отряд ижевской организации, я отказался.

Документы и воспоминания - Грачёв С.З.
Грачёв Сергей Захарович

Через несколько дней в селе Вавож появились организаторы восстания, вторично было предложено организовать население и присоединиться к ижевскому центру. Я не согласился, меня под надзором отправили в штаб отряда в село Нылгу, через несколько дней освободили. Обратно вернулся не в Вавож, а в деревню Ситась (Малая Можга) Вавожской волости. Вблизи этой деревни в лесах спасались граждане села Вавож с домашними пожитками, кони и коровы. Тут от них я получил предупреждение, в Вавоже был бой, стреляли, наступал Нылгинский отряд, убили начальника отряда. По решению общего собрания волости было установлено сменное дежурство службы в отряде 12 дней. Я был мобилизован [был назначен командиром роты – М.И.], в отряде находился 12 дней, в боях не участвовал, помню оружие винтовки и патроны обещали прислать из города Ижевска.

Документы и воспоминания Грачёв ГН
Грачёв Григорий Николаевич

После срока своей службы, я и еще Грачёв Григорий Николаевич, окольной дорогой явились в Малмыжский уездный военный комиссариат в октябре или в ноябре месяце 1918 года. Грачева Г.Н. зачислили в революционную армию, а меня как офицера старой армии направили в УЧК, допрашивали несколько дней, находился в подвале при УЧК, а затем отправили в Малмыжскую тюрьму. Следствие вели УЧК и Губчека, через 6-7 месяцев дело по обвинению меня передали в город Сарапул окружному военревтрибуналу. В тюрьме я встретил Старкова В.Н. [комендант села Вавож во время восстания – М.И.] и с тех пор его не встречал. В мае 17 дня 1919 года окружной трибунал меня освободил из под стражи и дело по обвинению меня прекратил.

В мае 1919 года армия Колчака была на левом берегу реки Вятки. Я был на свободе не пошёл в ту сторону, в суточный срок после тюрьмы явился в Малмыжский Увоенкомат, предъявил копию решения трибунала, справку от тюрьмы. Меня отправили в Казань в запасной полк и зачислили помощником начальника учебной школы среднего комсостава. С 19 мая 1919 года по июль 1923 года служил в Красной Армии, занимая должности начальника учебной школы среднего комсостава, комроты и батальона в основном на Украине по борьбе с бандами Махно, против Мамонтова, Врангеля и Краснова. В 1922 году по болезни был откомандирован в распоряжение Ижевского военкома, занимал должности начальника отделения военной службы облвоенкомата, откуда был демобилизован. В гражданской службе свыше 30 лет на руководящей работе, по документам при выходе на пенсию 51 год.

Копия письма Грачева Сергея Захаровича от 23 мая 1966 года Коркину Семену Васильевичу.

Воспоминание № 2

За время прошедшее с того памятного боя в селе Вавож прошло уже много времени из памяти очень многое улетучилось, осталось в памяти самое главное – место боя. Как начинался и победный конец боя. Это было в 1918 году в сентябре месяце стояли в селе Вавож в ожидании подкреплений, наш отряд насчитывал приблизительно 150 человек. Это пехота, разведка, артиллерия, пулемётчики, у нашего отряда вооружение было 2 пушки 3-х дюймов «75 мм», 4 пулемёта, остальные винтовки, на нас напал белый отряд численность нам установить было трудно, но превосходил во много раз по численности, нападение белых мы отбили с большими потерями для белых у нас выбыло из строя 7 человек 3 убитых и 4 раненых, после боя отступили по Сибирскому тракту до Кильмези там переформировались и вторично пошли на Вавож заняли его с ходу, белые боя не приняли, убежали дальше, путь наш был на Ижевск.

Перед Ижевском около 20 км есть кордон [кордон Вожойка – М.И.], где у нас был бой с белым полком, который мы разгромили, а дальше Ижевск. Даты я не указываю потому, что упомнить их невозможно, а дневника того времени не велось, это вы узнаете у себя на месте, вам это расскажут ваши отцы и дедушки жившие в то время в Вавоже и поблизости.

Товарищей которые участвовали в бою в селе Вавож помню очень немногих Коркин, Граблаус, Шумайлов, Тильк, Гущин. Где они находятся трудно сказать кроме Коркина и Граблауса.

Копия письма Браженаса Владислава Казимировича от 15 марта 1966 года ученикам Вавожской средней школы.

Воспоминание № 3
Документы и воспоминания - Кропачев М.Г.
Кропачев Михаил Григорьевич

Год рождения 1901-й. Вот молодой, а тянет плоховато. В Вавожском бою я не был участником, а только свидетелём (мне шёл 17-й). Вот что видел:

Вашу стрельбу из пушек со Слудки из-за Валы в сторону Вавожа на шрапнель, я был дома в самом Вавоже, прибежал в Вавож из деревни Малькан к матери в Народный дом, она служила сторожихой. Тут и жила с дочкой 10-и и сыном 8-и лет, а я в Малькане жал у своих овёс; видел как разбирали «восстанцы» мост через Валу-реку.

Слышал перву ружейну стрельбу на Вале; видел как белые выступили на позицию против красных из Вавожа в ту сторону; как стояли белые в Вавоже при вашем артобстреле и как уходили из села в лес за реку Уву, скрылися ночью, как ваши вошли в село (на другое утро), как занимали село.

В числе десятка полтора мужчин был взят под арест и уведён в арестантскую в волостном правлении, там допрошен и отпущен домой.

Документы и воспоминания - волостное правление в селе вавож
Вавожское волостное правление

Участвовал на собрании жителей села (только мужчин без духовных) в пожарке, доклад (о внутреннем и международном положении) делал маленький, вёрткой-шустрой латыш с наганом и в ярко-зелёных суконных шароварах. Говорили: это есть командир «ихней». Очевидно, это и есть Лепик, как вы пишите (Тогда сказывали: латышский батальон в нашем селе-то встал). Ходил, в группе мужчин, исправлять мост через Валу у мельниц перевезти-бы пушки. Это велел нам тот латыш на собрании в пожарне. Поправили мост, усилили плахами его, провели лошадей, ящики; перекатили мы рабочие два орудия на руках отдельно по одному (голые. Безо всего были орудия-то были), тут я впервой раз увидел пушки и узнал: ствол, лафет, колёса. Пушки-те в воду-то немножко провисали-то: на три-четыре вершка (тот латыш тут тоже был).

Как с Вавожской горы (перед тем) спускались в луга к мельницам, во встречу был конный разъезд в восемь-девять человек из ваши х-же. Сёдла у всех новы, жёлтолаковы, со свежим скрипом, английские по форме (это я потом поди узнал); передний у них всё бинокль к глазам прикладывал на гору вперёд (это пожалуй, была ваша артразведка?) К нашему изумлению они спросили: есть ли в селе белые?

На мосту, как пушки переправляли, я пуще всех приметил двух самокатчиков. Как пришёл с мосту домой увидел их в дому напротив у одинокой хозяйки – болезненной старухи: от бою в лес уехать она отказалась. А моя матерь с ребятишками уехала в лесной починок за Уву-реку.

Документы и воспоминания - народный дом в селе Вавож
Народный дом в селе Вавож

В народном [доме] никого не поставили, он пуст был, мне тоскливо там стало одному-то, так я вернулся ушёл опять напротив. Я спал у них в сенях на полу, хозяйка закрылась на кухне на крючок, велосипедисты тоже на крючке в передней комнате. Как я проснулся, бой стоял во всю: стреляли сотни винтовок, пулемётки, стоял рёв – «ура», потом застреляли пушки. Как стала тишина, я увидел: велосипеды одни, хозяёв их нет (они в окошки выскочили), куда делись, не знаю, их больше не видал. Убитых близко никого, нардоме оконницы, двери, стены в пробоинах. Белых никого не видно было, а красные были только у каменных лавок-магазинов в сторону площади, на юг от нас, там виднелись пулемёты в улице и убитые: от своей сторожки я никуда.

Через час – полчаса объезжал конный и велел на площадь всем что-бы. Тут народу было немного, ни сельчан, ни красноармейцев. Из сельчан половину-ту женщины, духовенство-мужчин никого (потом узнал им не велели); оказалися все почтовики «со всем своим телеграфом» и во форменных картузах и в мундирах. Две поповски дочери (сёстры милосердия в Германску войну-то были) – М.П. Левашёва и В.К. Попова распоряжалися над ранеными: как класть-перекласть с земли на телеги. Потом один вершняк (через час-полчаса) в шинели, в командирском во всём сказал своим: «пошли!» Махнули и нам идти. Пошли в сторону поля, в гору по садовой дороге, потом под гору на дамбу и через Валу в сторону Слудки потом до Водзимонья-села.

Я шёл взади всех со стрелком с русским (тут за всю дорогу ни одного латыша не было видно, и того шустрого в зелёных шароварах не видел. Сказывали: нету его; все красноармейцы русски были). Тот стрелок со мной сказывался: Владимирской. Сказал мне: меня, парень, насквозь груди пуля прошла ты за мной поглядывай, упаду так кричи передних и винтовку убереги. К белым-то, парень, не уходи, мы их всё равно, разобъём! Сам – своими ногами прошёл он двадцать вёрст до Водзимонья. Туда к сумеркам пришли. Долго перед тем за деревней Касихиноу Биинского леса стояли: дорога была завалена (по лесу-то) срубленными (только что) телеграфными столбами и лесинами. Перед самым Водзимоньем долго на пашне сидели, ждали чего-то. Из Водзимонья ваши (на подводах уже) сразу-же уехали, сказывали в народе то: в Кильмезь-де село. Кроме телеграфистов – почтовика и сестёр милосердия, уехавших с ними, мы все вернулись домой в Вавож.

Пришли на восходе солнца, как раз на восходе. Всю ночь, всю дорогу разговор от нас не умолкал и всё про одно и тоже: как это случилось? Ведь никто не думал не гадал белые наступят. Знать и правда подошли ижевские фронтовики. Да никаких особых, окромь нылгинских и нашинских не было (село Нылга восточнее Вавожа в 30 верстах). Саму главную суть такую сказывали: в ту ночь пушки ваши были поставлены у церковной ограды у носу церкви, что к им успел-было подбежать Нылгинской офицер-фронтовик белой Шишкин с наганом в руке, выбежал-де он из причётниковой (псаломщиковой) ограды к пушкам-то, уж схватился-было за саму пушку, да часовой успел в его всадить из ружья, от того зачалась пальба вездёхоньки из ружей и пулемётов, а потом подбежали к своим орудиям номера и давай на картечь во все стороны веером, пушки на себе катать вокруг церкви-то, тем и отбилися.

А латышей сразу не стало. Ни одного как не было. Как пушки водили округ церкви и стреляли, с нашей-то стороны я видел. Белым не досталось ни одного пулемётика[из находившихся на церковной площади – М.И.]. Ни одной пушечки. Это я. Семён Васильевич, подтвержу и судебным порядком. Пушки – обе увезли целёхоньки в Водзимонье-то, за ними и мы были. Раз нечем и некем было закрепиться, то хорошо, что ушли во времё через Валу по мосту на устье Кылта у двух-то мельниц. Сюда от деревни Березек через Волково-Чужьялово[Макарово]-Вари шла «повстанческая» дружина – отряд Гагарина, чтобы перехватить мост с мальканского берегу Валы. Чтобы на Качкамской тамбе, на Качкамских лугах в излучине Валы всех нас порешить: и красных и кто с ими из Вавожа ушёл. Гагарин опоздал, он не хотел уйти из Березека, упорничал, да ему посулили самому, коли не скомандуешь. Но он думал по делу-дельно: чувствовал угрозу с железной дороги Казанской от станций Саркусь-Люга-Сюга.

Через день-два стали находить в застройках-одворицах спрятавшихся с перепугу красных. Во всяких завальных местах глухих. Срамно-жутко глядеть на таких: трусятся, жмутся, в одном белье (а то и без рубахи совсем), босиком, иззяблись. Которы сами выходили руки вверх, которы самострелялись в яме же. На которых натыкались: полезут в подпольё, а там есть. И это всё были (может десяток полторы) всё русаки, ни одного не русского. Их в Вавоже-то ни одного не расстреляли, злобы не было: злой-то: спрятался, не стрелял-де и ладно; да и жителям озлиться не за что было: красные ни у кого ничего «не растрясли, не взяли» брошенного дома, ни над кем, ни над чем «не дековались». Отправляли их в Уёдокью (дальше к Нылге в 7 верстах), «во штап». Какой-их штап, — не знаю.

На Волковском перевозе [иначе Уе-Докьинском перевозе – М.И.], сказывали, наехали на белу заставу ваша, из Вавожу, разведка восемь человек. (Уж не те-ли на красивых то сёдлах, я их уж больше не видел, при нашем выходе из окружения их не видно было?)Так сказывали: сперва-то её «восстанцы»-вотяки (удмурты) мирно держали, кормили-поили, да потом нашёлся, наскочил «силач» русак-мясник и, никого не спросясь, стал их колоть штыком. Караул от этих пленных от этой напасти разбежался.

Дня три я потом в Вавоже-то у себя в сторожке при народном доме побыл, то и дело тут солдаты стали. Из-за Нылги, из под Ижевска ещё подъехали. Я ждал известия от матери, ждал её саму с ребятами, а она с младшеньким оказалась в … Водзимонской стороне. Она как бы за мной туда узнавать куда Мишку (меня) увели. Так я нардом бросил и в деревню Малькан (она от мельниц на устье Кылта в 2-х верстах по дамбе на юг по Волипельгинской дороге) к своим помогать убираться с полей, с огородцев.

Через какое-то время стало слышно: с Кильмезской стороны большая сила красных стала слышна и долго слышалась от туда канонада. Говорили: то стукается на Сюмсинском перевозе Савинцев. Стало слышно: идёт сила красных с Б-Учинской стороны, от Азина через станцию Сюга. Скоро сгорели деревни Березек, Чужьялово, Вари, Малькан, а на Волковском перевозе красные открыли долгую пальбу из орудий на ту сторону Валы по позициям белых. Это сказывали от Азина.

Вот ведь как, Семён Васильевич, былось быть в Вавожском бою. Какие части красных и белых в ём участвовали я не знал. И командиров ваших не знал никого по фамилиям-то, а для белых то запомнилось только двоё Шишкин да Гагарин. В дни те около 11-го сентября-то, про Горелова то не слыхивал. И что ваш полк был «2-й Сводный революционный полк» тоже не слыхивал. И что это был полк где-то, тоже не слыхивал. И откуда в Кильмези взялись сперва – не слыхивал. Дат я тоже не помню, но «11 сентября» мною весьма приемлется.

В Красной армии я стал только с весны 1920 года в 26-й дивизии 5 армии на пополнение в Горном Алтае. Там стал знать 242 полк, но это не Петроградский полк, а имени Облисполкомзапа, а Петроградский полк я знал 226-й. С ними мне пришлось быть в 1922-1923 гг на Лене-Алдане-Мае-Амге, а до того на Унгерне в Забайкалье.

Копия письма Кропачева Михаила Григорьевича (участник Гражданской и Великой Отечественной войн, почётный гражданин города Омска) от 4 ноября 1965 года Коркину Семёну Васильевичу.

Воспоминание № 4

Родился я в 1909 году. Жила наша семья в деревне Уе-Докья. В семье был отец и четверо сыновей: отец – Филипп Андреевич, сыновья – Андрей, Егор, Еремей и младший Родион. Мать заболела и умерла, когда мне было 2 года. Меня взял вместо сына бездетный зажиточный мужик-крестьянин  Матвей из деревни Покчи-Вуко (Большая Докья). В то время отец тоже был крестьянином и имел 20 гектар земли. Сеял рожь, пшеницу, ячмень, немного льна и конопли на масло.

В 1916 году старший брат Андрей служил в городе Самара при царе Николае кавалеристом. Здесь у него были какие-то дела с революционерами и его посадили в тюрьму. Семь дней не довали ни есть, ни пить, спрашивали: «Что тебе поди твои друзья сахар носят?» В это время произошёл переворот. Из тюрьмы все вышли и шашками рубили старых начальников. Затем он приехал домой и женился. У нас тогда было три дома в Уе-Докье. В одном из них двухэтажном, на первом этаже была лавка торговца Волкова или Леонида или Леонтия, так как по удмуртски его звали Лови. Он приезжал по субботам и воскресеньям на хорошей лошади. Его потом выслали куда-то на север. Отец этот двухэтажный дом продал.

Тут гражданская война началась. Рядом с Уе-Докьёй в лесу на берегу Валы белые стояли неделю, были выкопаны окопы. Красные стояли в Волкове. Все жители деревни прятались в лесу, скрывались. Белые дали оружие, давай воюй. Брали и кому 16 лет и стариков. Красные прогнали белых. В это время жители были в лесу, а красные подумали. Что все ушли с белыми и всю деревню сожгли. Один дом у бедняка с конца деревни остался. Кроме Уе-Докьи горел Балян. Местность переходила несколько раз от красных к белым и обратно. Многие скрывались и, кто куда попадал, там и воевали.

Бой был и в Вавоже у церкви. Старший брат Егор воевал против красных. Его друзей убило, а он как-то остался жив. Он сумел по лесу и по болоту бежать оттуда. Белые ушли и он остался с красными. Много сверстников старшего брата ушло с белыми. На пароходе сбежали в Японию, Китай и Америку. Там сейчас много наших живёт.

Егор взял меня от Матвея. После пожара жили в Вавоже на квартире у бедняка – Егор с женой, я и два брата. Когда в Вавоже жили после пожара в 1 класс ходил, пели «Отче наш». Во второй класс ходил в Покчи-Вуко и пели «Интернационал». Там жил в интернате, где на полатях в двух сундуках «Евангелие» лежало. До сих пор жалею, что ни одно не взял. Потом в году 1931 со всего района в Вавож собрали все церковные книги, сделали большую груду и сожгли. Глушков тогда в милиции работал, охранял костёр и взял себе одну «Библию».

Государство дало лес для строительства бесплатно, а часть подешевле. Брата оставили за главного в Уе-Докье. Документы кому нужно сделать приходили к нам и Егор выписывал справку. В 1921 году Ленин дал указ, чтобы, кто хочет, жили на хуторах. Отделились от Уе-Докьи Сям-Докья дворов семнадцать и Соколовка домов шесть.

Воспоминания Чайникова Родиона Филипповича записаны с его слов автором сайта в  п. Какмож Вавожского района 08.05. 1992 года.

Воспоминание № 5

В августе 1918 года в народном доме было волостное собрание. Брат Паша, в ту пору у него было два креста и 2 медали, сказал: «Зачем нам выступать кучкой, зачем вооружаться и идти против красных?» Красные шли из Малмыжа. Как только не арестовали! Его вооружили и поставили на реку Валу в окопы. Из Малмыжа шёл отряд 60-70 человек красных. Паша сказал своим: «Перейдём на сторону красных!» Его арестовали и посадили. В это время отряд красных пришёл в Слудку. Из Слудки били по Квачкаму, все убежали в лес. Били по деревне со всех сторон. Ночью Павла повели в Нылгу, а возможно в Ижевск. Конвоировал Вяткин Яков Григорьевич. Он отпустил Пашу и тот прибежал домой. В эту ночь прорвали фронт. Пашу хотели поймать в деревне, но у него были бомбы и наганы, которые он принёс с германской войны. Он отбился и убежал в Касихино в восьми километрах, где были красные.

Утром на Вавож шли четыре отряда белых. Два отряда белых проспали, а от двух красные отбились. Мне было 12 лет. Идя в Вавож, около села в поле я увидел трёх убитых белых. Красные взяли мирное население и ушли в Водзимонье в 20 километрах. Павел командовал отрядом красных в Малмыже. Прихожу из Вавожа. Дома нет никого. Отца, мать, сестру и брата Фёдора арестовали. Их посадили в «кутузку» на первом этаже волостного исполкома. Меня сноха направила к ним с передачей. Офицер белый так ударил меня кнутом по шее, так я корзину с хлебом бросил. Отца приговорили к расстрелу. Мать, сестру и брата отпустили. Мать собрала в Квачкаме сходку, чтобы освободить отца. Часть населения подписалась и с этой одобрительной бумагой брат Фёдор сел на коня и, не доезжая Ижевска, догнал отца, которого вели в Ижевск. Фёдор вручил конвоирам одобрение и отца отпустили. Ночь переночевал и опять арестовали. Через шесть суток освободили.

Через две недели красные снова стали наступать на Вавож, и бились около двух недель. Ночью красные прорвали фронт белых и погнали их дальше на Ижевск.

В марте 1919 года наступал Колчак и дошёл до Малмыжа. Отец был в подводах к красных, перевозил хлеб за Каму. Возвращаясь обратно, он был смертельно ранен и 7 апреля скончался.

Под Малмыжем Пашу ранило седьмой раз . Он был шесть раз ранен в гражданскую войну. В начале 1919 года пришёл Колчак, он дошёл до Вятки, погнала его обратно Азинская дивизия, за Валой были сожжены все деревни. Паша в 1920 году вернулся по болезни, был в памяти только одни сутки и умер 27 лет. У нас был еще старший брат Степан, он первый ушёл в Красную Гвардию, сейчас он живет в городе Джамбуле.

Воспоминания Рябова Михаила Васильевича, уроженца деревни Квачкам,  1906 года рождения записаны учительницей Вавожской средней школы Напалковой Эмилией Степановной 24 марта 1966 года в деревне Квачкам.